Летописи страны Арии. Книга вторая с образов волхва Егора Смирного(157-165)

157.
В те самые поры на горе Арат, в тереме, на самой её вершине сидели недоумевая Симер с Елиреем в ожидании вестей, куда мог запропаститься их послушник, будущий князь земли арийской. Тут, словно услышав их мысли, прозвучал голос Ара:

– Надобно вам друзья мои в дорогу собираться.

Опосля этих слов в воздухе словно туман собрался в светлице, и подле оконца, постепенно сгустившись, проявился и сам мудрец. Двое уж привыкли к таким появлениям за время, что провели в тереме. И сами порой могли делать подобное. Но всё ж не было уверенности в их действах.

Ар поведал о своих намерениях. Стало быть в Белозёрье направляются все трое с мудрецами тамошними беседу вести. Дабы начать строительство палат, где будут обучаться знаниям люди пришлые из земель иных да из Мирград-Земли со всех уголков. Уж недалече время светлое сие.

158.
Ночь была тихая и вокруг ни шороха, словно всё замерло в ожидании чего-то. Атлан заметил вдалеке мерцающий свет и направился к нему.

Ветви будто расступались, открывая дорогу вперёд, и вот наконец, пред юношей горел средних размеров костерок. А вокруг него собрались семеро тёмнокожих людей. Один из них, тот что был покрепче других и повыше ростом, обратился к парубку на незнакомом ему языке. Отдельные слова всплывали в памяти путника, но понять их смысл было парню не под силу.

Темнокожий воин был стражем, вернее верховодил над шестью другими. Путь во земли, в чащобе укрытые, не смог бы найти никто, так как помогала сама матушка природа живущим с ней в согласии людям. Вопрошал посему полный удивления воитель, как очутился незнакомец в этих местах и кто таков. Но не услышав ответа, потянулся за мечом с двумя рукоятями.

Суровыми были нравы в тех краях и чужаков потчевали лишь недобрыми деяниями. Все остальные витязи равнодушно взирали на пламя огня, словно не человек забрёл к ним, а какое животное. Всё же Атлан был ловким и смелым ребёнком. Здесь воевода Велий постарался на славу.

Во мгновение ока очутился он за спиною у чернокожего недоброжелателя. И, подхватив на ходу сухую ветвь с земли, приставил её остриём прямо к глазнице неприятеля, другой рукой крепко ухватившись за его горло.

Страж вынужден был опустить оружие, склонившись на колени. Тут все вокруг засуетились и уже шесть острых мечей были направлены на Атлана.

Немного в отдалении от костра стояли неказистые хоромы, вернее хижины, словно сделанные на скорую руку, сплетённые из ветвей. За спиной у воителей раздался громкий глас, и тотчас все, как по команде, отвели острые лезвия в сторону. А из темноты к костру шагнул небольшого роста коренастый, косая сажень в плечах, человек, на вид непохожий на здешних жителей.

Воины склонили головы перед ним. Это был Гора. Он протянул руку молодому князю и промолвил на языке, которым говорили в те поры на Буяне:

– Пойдём гость дорогой. Ночь уж на дворе. Отдохни с дороги. Поутру будем с тобой толковать.

159.
Симер отправился в Белозёрье, и камень дивный перенёс его без труда во края заветные. Елерею же Ар велел наведаться в Аркону и созвать мастеров, что готовы умение своё применить в возведении места для всех желанного. Сам же незамедля последовал за Симером.

Во землях арийских народ в те поры жил тихо и мирно. Но, как прежде, не наведывались гости, жители прочих народов. Места на Белом Озере, где когда-то знания сокровенные передавались из уст в уста, опустели.

Мудрецы арийские приняли гостей, низко кланяясь в пояс. Были рады тому, что снова затлеет искра в забытом людьми месте силы. Решено было хоромы те построить на краю обрыва крутого. Но чтоб частью своей уходили они в Бело Озеро. Тут уж без подмоги народа морского никак не обойтись. Кликнул Ар Непта, весточку ему послал, и тот не замедлил себя ждать. Уж со своей свитой из народа морского прям в Белом Озере очутился. Дело спорилось, поскольку были чисты помыслы.

160.
Проснулся Атлан на утро в одной из хижин в полном одиночестве. На дворе уж светло. Подле его ложа стояла чаша из чёрного дерева вытесанная, до краёв полна была водицей. Зачерпнул он её да лицо умыл. Тут уж Гора объявился.

– Жить тебе отрок половину срока малого в наших краях, обучение у меня проходить. Здесь будешь ночь спать, но будут ночи коротки для тебя. Впотьмах, под небом звёздным, лучше думу думать.

Не могу знать, какова судьба, что уготована тебе, но Ар, мудрейший из мудрецов, перед коим я преклоняю колено своё, замолвил слово за твою душу. Быть как он велит.

Сам я не из этих мест родом, как ты уже догадался. Родился я в семье воина во землях ирийских подле Арконы до того, как вода заполонила всё. Жил как и все – в радости и счастье. Да вот однажды изменилась судьба моя на веки.

Повстречал я деву красу, что завладела сердцем моим. Был и я по нраву её очам лазурного цвета. Всё бы ладно, да вот положил на мою любаву глаз сын купца местного, что родом из тех краёв, откуда и мать твоя, Села. Было злата и каменьев немерянно в казне его. Заслал он сватов к родным моей возлюбленной. Затеять удумали супружество супротив воли дочери. Так и случилось. Ненавистью запылало сердце моё. Решил я отомстить обидчику и ночью тёмной отправился, чтобы проучить негодяя. Да на пути своём повстречал судьбу иную. Словно из неоткуда предстал предо мною мужичок на вид неказистый. Знал уж он наперёд о намерении моём да речами своими сильными, словно воитель грозный, отговорил зло творить. Да поведал, мол, уготована мне судьба иная – странствовать по миру. А когда придёт час, уединиться здесь, вот в этих самых местах.

Не было у мужичонки ни птицы железной, ни птенца малого. Никаких иных вещиц диковинных. Лишь сума да посох. Обучил меня он, как из миров тонких в наш мир Яви снедь доставать да и любую вещь, которая понадобится. Долгое время не мог я одолеть науку сию, но одним утром познал всю силу преобразований чудесных. Ар просил меня обучить тебя всем премудростям за время малое. Вижу ты парень чуткий и одолеешь сию науку в два счёта.

* * *
Вновь отстроенный град Аркона блистал куполами золочёнными на радость всем жителям. Елирей очутился в самой гущи ярмарочной площади. Как и в былые времена, торг вели купцы, предлагая снедь всякую, вещицы диковинные да прочий скарб.

Мастеровые, что строили хоромы да палаты, жили особняком. Но на ярмарке старались держаться на виду, торгуя своим умением. Елирей заприметил их лавку издалека. Поприветствовал хозяев да поведал всё без утайки, не ходя вокруг да около.

Были те, что возрадовались да тут же откликнулись на его зов. Иные отвернули лики, не приняв приглашения. Но к назначенному часу дюжина умельцев была готова отправиться в Белозёрье, радуясь, что дети малые.

Был средь прочих один ветхий старик. Тот особым умением отличался от других. Мастерил он утварь домашнюю да места, где снедь готовили. Прознал о том Елирей и очень обрадовался. Мастеровых, подобных ему, тяжело было сыскать во всей Мирград-Земле. Поскольку иноземные умельцы готовили пищу по-другому, да и утварь была у них иная.

Чуть стало вечереть и камень перенёс всех во земли арийские. Пора уж за работу приниматься.

161.
Быстро время шло, и Атлан превзошёл все ожидания его нового наставника. Дни и ночи напролёт стяжал науку ему даденную. Так и пол срока малого прошло.

Вот окреп и возмужал отрок. Кудесником истным стал. Перенести предметы большие и малые мог из миров различных в наш мир Яви. Да было то дело нехитрым. Ведь в те поры стража на людях не стояла*[46], и при должном старании и стремлении любой достичь мог успеха.

Наступил день назначенный, уж возвращаться пора. Продолжать обучение в местах иных. Сызнова, стало быть, сквозь чащу дремучую Атлану пройти надобно, да на том краю встретит его Ар.

Прощание недолгим было. Одарил Гора ученика своего на память дорогим подарком; фигурка резная из камня, что с небес упал. Была она в форме шара да вместиться могла на ладони. Лики ушедших в иные миры учителей были выкраплены по кругу всего шара. И под каждым рунами их имена начертаны. Велел хранить в тайне от всех Гора ту вещицу. В срок назначенный сможет Атлан воплотить в мире Яви всех, чей лик был начертан на шаре. А до тех пор хранить сие вместилище надобно как зеницу ока, покуда не будет Света Первородного в избытке, чтобы проделать сие. И покуда не пробьёт час назначенный.

Понимал Атлан о чём поведал ему Гора, но и вправду не имел силы раскрыть оконце для душ. Да и было то никому под силу, даже Ару, ежели не в согласии с теми, чьи имена изображены на вещице. Имела свойства особенные та безделушка – уменьшаться и увеличиваться в размерах по воле её хозяина.

Отрок пожелал уменьшить шар, чтоб стал тот пылинкой да на сюртук свой с обратной стороны положил. Следовать будет вещь силы та за своим повелителем, покуда от чистого сердца не подарит он её другому избраннику.

Крепко обнявшись со стариком, Атлан зашагал сквозь чащобу, не оглядываясь, навстречу неизвестному.

162.
Тем часом в Белозёрье постройку башни высоченной уж завершили мастера. Краем своим, верхушкой стало быть, упиралась она в самые небеса. И добрая часть её окутана была водами Белого Озера.

Велел Ар разнести слух по миру да по Землям ближним и дальним, что всяк, кому вздумается, может прийти в Белозёрье. И потянулись люди вереницей длинной со светлыми и с тёмными мыслями.

Засомневался Симер в замысле древнего арийца да вопрошал его:

– На что люди тёмные в деле чистом и светлом понадобились?

Ответил на то старец:

– Силу нашу, Света Первородного, во сто крат возвеличит деяние доброе, коли обучим премудростям душу светлую. Но в сотни тысяч раз преумножить силу сможем, ежели с тёмными мыслями душу к свету ликом обернём. Кроется в этом тайна великая, а те, кто не сдюжит – восвояси воротятся. Быть может в другой жизни смогут узреть Света достаточно, чтобы преобразиться.

Тут Елирей вопрошал у учителя:

– Не принесёт ли вред людям добрым деяние сие? Не укрепим ли мы тех, что с мыслями тёмными и алчными?

– Будет всё, – отвечал Ар, – по поконам Прави. Каждый должён сделать выбор. И коли душа скверны полна, но всё ж самую малость к Свету стремится, надобно дать ей эту возможность.

Понял тогда и Елирей, что правда в устах наставника древнего кроется.

– Придёт времечко, – продолжал ариец, – и будет настолько светло на Мирград-Земле, что Род Лунный пожелает спуститься и в плоти и крови проживать. Грядут те времена. Но нынче нам нужно засеять семя и оберегать росток, что взойдёт вскоре.

163.
Возвернулся Ар на гору Арат во терем свой, оставив Симера с Елиреем в Белозёрье. Так и шли дни за днями. Народу прибывало всё больше и больше. Башня огромная уж переполнилась людьми. И решено было возвести ещё три, точь-в-точь на неё похожие – по одной на каждом из островов великих. А посерёдке Озера Белого, на острове что в воздухе, самую большую и величественную. Да чтоб изнутри та была во сто крат больше, чем снаружи. Было то делом непростым. И отправились Симер да Елирей по мирам дальним бродить в поиске мастеров. Где находили хоромы схожие – там и искали умельцев. Змейки, что на поясе всегда носили, открывали дорогу сквозь преграды любые.

164.
Много сроков малых минуло. Подрос и возмужал Атлан. Уж сам помогал мудрецам арийским людей освещать знанием. Да вот Ар всё сидел во тереме своём на горе Арат и то и дело, приоткрыв завесу тьмы, поглядывал на деяния послушников своих. Спокойствием и уверенностью веяло от слов и поступков оных. В Мирград-Земле воцарился Свет.

Знал древний ариец, что когда народятся детишки у тех, кто во знание был посвящён, понесут в себе многие воплощение мудрецов тех, что давным-давно покинули мир Яви.

Бережно надобно хранить всех, кто прозрел и к знанию прикипел всей душой. Вот и настал тот час, когда пришла пора посвятить Атлана в таинство учения сокровенного, заручившись коим, мог бы князь запас Света передать любому. И независимо какой была душа, изменить ход её жизни и даровать свободу выбора каждому. Ведал старец арийский, что находилось то знание за семью печатями и не в одной скрижали не прочесть его, не познать. Но в каждом заложено его семя. И, коли земля плодородная, взойдёт ростком в любом, даже в самом тёмном человеке.

165.
Когда постройка оставшихся четырёх башен была завершена, камень, что дорогу открывал между мирами, призвал к себе обладателей змеек да изъявил желание, чтоб те два пояса в один сплели. И после того, как Атлан вернётся с горы Арат, в дар ему тех змеек преподнесли. Быть ему князем вскоре, и не замедлят на свет появиться те, что силой Света полны. Ему подобные. Расцветет тогда Белозёрье и предадутся унынию все зла арийской земле желающие. Многие перестанут носить печаль в сердцах своих. Весенним ростком пробьются на свет из почвы тёмной добро и благодетель, что в них таится.
Не были пустые речи камня. С пониманием встретили Симер да Елирей его волю. Ожидали теперь возвращения послушника свого с учителем вкупе.

Примечание:

*[46] – Стража на людях не стояла. В наше время в душах человечьих стоит блокировка особых способностей. Лишь те, кто стремится к Свету и достигает готовности нести ответственность за Знания могучие могут её убрать.

 

Александр Рассказов

предыдущая часть                                                                                              читать дальше…

About the Author: NikO

Нико

Последнее видео

Новости по почте

Подпишитесь и узнавайте о новых статей из первых рук.