ЖИВАЯ НИТЬ

Общественный педагог русской зарубежной школы баронесса Мейендорф  Елена Николаевна

Есть среди людей без педагогических дипломов учителя по призванию. Одним из ярких непрофессиональных сподвижников русского образования за рубежом является  баронесса Мейендорф Е.Н. (15.04.1923 – 05.03.2014). Культурно-образоватдельное наследие дворянства дореволюционной России, переданное ей семьёй, было преумножено 90- летним опытом сохранения русскости в условиях  европейского зарубежья.  Через свою деятельность как общественника Елена Николаевна передала часть этих бесценных накоплений в дар современной русской диаспоре  Зальцбурга. Е.Н. Мейендорф была учителем не по профессии, но по следу, оставленному ею  в судьбах людей.

О семье

Начать рассказ о Елене Николаевне стоит с жизни её семьи – той самой «капли», в которой отражается и миг, и вечность.

«Моя мамочка, – любила вспоминать Елена Николаевна, – наставляла меня: „Если ласточка родилась в свином хлеву, она все же должна чирикать, а не хрюкать“».

«Какая ёмкая метафора в этом дружеском наставлении дочери на всю жизнь! Можно представить, сколь ответственными, любящими, духовными были отношения «отцов и детей» в одном из ординарных и вместе с тем уникальных семейств России. В этом – сила, притягательность, неиссякаемый интерес к нему, побуждающий нас, наследников великой русской культуры, вникать и исследовать, беречь сокровищницу человеческих судеб, «завязи» которых случились на российской земле», – такими словами в статье, посвящённой итогам первой международной Асеевской конференции, прокомментировал роль семьи Асеевых в связке эпох и поколений журнал МИДа РФ «Международная жизнь».

Баронесса Мейендорф Елена Николаевна  – потомок представителей двух славных семей России. Послереволюционных эмигрантов барона Николая Богдановича Мейендорфа и его супруги Нины Александровны, урождённой Асеевой. Место появления на свет  Елены Николаевны  разные источники называют по-разному. Вена (Австрия) или Белград. Но в автобиографии  Мейендорф Е.Н. указан город Панчово (королевство СХС – будущая Югославия). Всё детство и довоенная юность  Елены Николаевны  прошли в Сербии. В Белграде она закончила Русско-сербскую гимназию. Из её стен вышло несколько епископов, много врачей, инженеров, профессоров, музыкантов, священников, иконописцев, художников и специалистов других профессий. Гордостью Русско-сербской гимназии был её педагогический состав:

  • академик Антон Билимович,
  • Владимир Соловьев,
  • Г.Н. Пио-Уральский,
  • А.Л. Погодин,
  • отец Георгий Фроловский,
  • Л.М. Сухотин,
  • Б.М. Тизенгаузен,
  • П.С. Молчанов и др.

Чувство благодарности выпускников к учителям  Русско-сербской гимназии в Белграде замечательно выражено в стихотворении гимназистки Ольги Франк «Прощание со школой». Эти чувства Елена Николаевна разделяла глубоко и полностью и хранила всю жизнь:

Нас научили в нашей горькой доле,
Россию ждать и верить до конца:
Что всё пройдет, что мощь России вечна,
Что в мире нет прекраснее страны,
Что русский дух нам дорог бесконечно,
Что мы для Родины растем и рождены…
…Прощай же, школа – уголок России,
И наша церковка, и милый старый класс.
Прощайте все, нам близкие, родные,
Кто нас учил и так взлелеял нас…
В своей душе, во всех её изгибах
Мы унесём с собой в огромный свет
Одно святое, детское «спасибо!»
Да сохранит вас Бог на много-много лет!

Планы получить дальнейшее профессиональное образование в университете разрушила Вторая мировая война. Незадолго до входа в Белград Красной армии Мейендорфы перебрались в Австрию. Вся  последующая общественная жизнь семьи оказалась связанной с православным приходом церкви Покрова Пресвятой Богородицы в городе Зальцбурге. Отец, мать и дочь пели в церковном хоре. Елена Николаевна стала в нём также регентом и оставалась им вплоть до последнего десятилетия жизни. В ту пору, помимо Мейендорфов, почти никто из певчих православной церкви в Зальцбурге нотной грамоты не знал и не умел читать церковнославянские тексты. Пришлось юной баронессе взяться за ликвидацию пробелов в музыкальном образовании участников хора. И за ещё одну педагогическую деятельность – обучение детей прихожан Закону Божьему.

Поскольку Е.Н. Мейендорф с одинаковой лёгкостью владела и блестящим литературным русским, и сербским языком, то преподавала она детям как из Сербии, так и из России. Занятия пользовались  большой популярностью. Ведь у Елены Николаевны был, помимо музыкального и лингвистического, ещё один яркий талант. Она умела прекрасно коммуницировать. Общаться открыто, искренно, сердечно, на равных, заинтересованно. Говорить о сложных вещах простым и понятным языком. Доносить мысль образно, красочно, с большим эмоциональным подъёмом. Когда необходимо – с чудесным юмором, и быть неотразимо убедительной. Её заслушивались и дети, и взрослые. А ещё она умела помогать.

В Елене Николаевне не было учительской строгости и педантизма. Но она была требовательной. Учила силой примера своей незаурядной личности. Силой сердца, проникнутого с детства искренней большой Верой и Любовью. Следованием и букве, и духу православного Закона. Её огромный жизненный опыт, хранимый феноменальной памятью, вобрал сотни и тысячи интересных событий, знакомств, наблюдений. Они вплетались в ткань  повествований и рассуждений, составляя картины, незабываемые по яркости и глубине содержания, подталкивавшие к собственным размышлениям. И к их бодрящему, светлому, жизнеутверждающему итогу.

«Наша религия – это религия радости», – любила повторять Елена Николаевна. И радость  была, в свою очередь, не религией, но светозарной аурой её сущестю

Мне не довелось застать тот период жизни Е. Н. Мейендорф, когда она была учителем языка, музыки и Закона Божьего. Но позднее многократно приходилось убеждаться в силе её распрямляющего и просветляющего воздействия на взрослых людей. Много раз доводилось наблюдать, как, открыв рот, слушали Елену Николаевну дети нынешних поколений. И как с радостным доверием шли малыши в объятья её всегда распахнутых навстречу рук.  Моему воображению легко дорисовать портрет Елены Николаевны как педагога и по тому факту, что её бывшие ученики, даже став сорока-шестидесятилетними, не забывали свою учительницу и приходили к ней за советом и помощью. Радостно праздновали вместе Пасху, Рождество и сербскую Славу как с самым близким и дорогим человеком. Обращались к своей бывшей учительнице со словами искренней, самой светлой любви и благодарности. Я являюсь этому свидетелем.

В 60-70 гг. жизнь православного прихода в Зальцбурге стала постепенно затихать. Основная масса людей уехала в Америку или рассредоточилась по Австрии и прилегающим странам Европы. Там, где нашлись работа, жильё, образовались новые семьи. Заботу о религиозном просвещении детей взяли на себя государственные школы Австрии. Вскоре после военного лихолетья возобновившие свою работу. Уроки Закона Божьего при церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Зальцбурге сошли на нет. Больше никогда  в дальнейшем Е.Н. Мейендорф не участвовала в классно-урочной системе преподавания (репетиции с хором – не в счёт). Но вернулась к работе с детьми и молодёжью уже через организационно-образовательную и просветительскую деятельность, с началом «перестройки».

… Однажды на пороге скромной квартирки Елены Николаевны в Зальцбурге появились двадцать детей в сопровождении пары взрослых. И на чистейшем языке светлой берёзовой Руси объяснили, что  привело их в Австрию –  в то время ещё не проторенными туристами тропами –  горячее желание увидеть страну и родной город великого Вольфганга Амадея Моцарта, их кумира как музыкантов. Только вот незадача: деньги вдруг кончились. И теперь, хоть странники уже и в заветном Зальцбурге, но ни есть, ни пить, ни места голову приклонить, ни билет в обратный путь купить до отчего города Челябинска, что лежит за Уральским хребтом, им не на что. «Помогите!!!»

А надо вам сказать, дорогие соотечественники, что, хотя титул Елены Николаевны и звонкий, но все материальные богатства семьи  остались в далёкой революционной России.  Тем не менее, живя в Австрии на скромную социальную пенсию, баронесса сумела-таки голодающим романтикам помочь. И, к общему удовольствию, справилась с задачей так, что группы из Челябинска стали приезжать планово. Раз в год –  но на целый месяц полностью бесплатного проживания, питания и невероятного, сказочного культурного досуга. Елена Николаевна говорила: «Дети России – мои дети».  А дети у заботливой матери должны быть обласканы, обуты, одеты, накормлены, здоровы и хорошо воспитаны. Так баронесса Мейендорф рассудила. И взялась за нелёгкий материнский труд.

Жизнь групп стала наполняться соответствующей замыслу программой. Для здоровья и развлечения были организованы купанья в городских бассейнах и аквапарках, поездки на природу, катания на летних горных санках и т.д. и т.п.   В качестве дополнительной материальной поддержки члены группы получили возможность бесплатных шопингов в «Каритасе» – по договорённости  с администрацией «одеть по два раза каждого с ног до головы».  Появился интенсивный образовательный блок в области общей культуры:

  • многочисленные экскурсии,
  • посещение театров,
  • музеев,
  • выставок,
  • концертных залов,
  • лучших программ знаменитых летних  театрально-музыкальных фестивалей в Вене и Зальцбурге,
  • приглашения в гости к именитым австрийским друзьям.

И что очень нетипично и важно – Елена Николаевна без каких-либо просьб позаботилась об укреплении репутации группы и о поддержке  музыкальной карьеры своих подопечных. Опекаемые ею дети и молодёжь выступали на открытых музыкальных площадках. Принимали участие в городских благотворительных концертах по сбору средств для нуждающихся. Самостоятельно посещали со своими бесплатными программами дома престарелых.

Необычную благотворительную  группу, которая стремилась не только получать, но и давать,  в Австрии заметили. И заинтересовались ею. Итог стал таков: по результатам профессиональных благотворительных прослушиваний, организованных Еленой Николаевной для юных  российских музыкантов, возникло два международных конкурса-фестиваля. Сначала  «Челябинск – Зальцбург», а затем «Южно-Уральск – Зальцбург». Е.Н. Мейендорф взяла на себя организационное руководство их заключительной – фестивальной частью, проходившей в Зальцбурге. При этом месячная программа пребывания участников, разработанная Еленой Николаевной для предыдущих детско-юношеских групп, была сохранена.

Вскоре концерты фестиваля стали проводиться не только в Австрии, но и в Германии. Основанные Е.Н. Мейендорф проекты послужили  многим стартовой площадкой для особого музыкального взлёта и перемены личной судьбы.

Центр русской культуры

В течение десяти лет  новая частная культурно-образовательная инициатива Елены Николаевны обрастала  мероприятиями, программами, единомышленниками и помощниками, обретала известность, ширилась и развивалась. С момента  же появления  международных фестивалей-конкурсов, возникла необходимость упорядочить проводимую деятельность в форме официально зарегистрированной общественной культурной организации.

В 2008 г. Е. Н. Мейендорф стала главным соучредителем «Центра русской культуры» в Зальцбурге и его председателем, а членами –  самые активные и преданные люди из  числа русскоязычной диаспоры и  австрийских друзей новой России,  которые много лет составляли окружение баронессы Мейендорф – «души и сердца русского Зальцбурга».

Объём культурно-образовательной работы, главным вдохновителем и двигателем которой по-прежнему являлась Елена Николаевна, многократно возрос. Трудно представить, что человек, перешагнувший уже к тому времени за 70 лет, мог блестяще справляться с нею. Но это было так. Чем больше требовалось сделать, тем больше, казалось, сил, энергии и вдохновения появлялось у этой необыкновенной женщины, тем больше ей хотелось дать людям, больше успеть.

С появлением «Центра русской культуры»   групп музыкантов стало приезжать уже несколько в год, по 25-40 человек в каждой, и не только летом, но и зимой. За ними в  Центр потянулись и другие группы: историки и краеведы, школьники и учителя, представители общественных, в т.ч. культурных и религиозных организаций,  журналисты, артисты, учёные. В жизнь диаспоры вернулись массовые мероприятия. Их гостями и участниками могли стать все желающие из Зальцбурга и приезжавшие к ним с лекциями, докладами, концертами и презентациями соотечественники из России. Возродилась традиция рождественских и новогодних  утренников для детей. Новую силу набрали и особые традиции, уходящие корнями в семью Мейендорфов: «Детский праздник», «Домашний концерт», «Семейный приём».

Такие формы культурного досуга в современном обществе настолько забыты или трансформированы, что стоит рассказать о них немного подробнее. Тем более что, благодаря Елене Николаевне, именно через них и состоялось прямое приобщение наших современников к культуре семейного досуга российского дворянства прошлых веков. И, возможно, дальнейшее продолжение этих воскрешённых традиций в 21-ом веке.

Семейные досуговые мероприятия проходили исключительно у Е.Н. Мейендорфдома. События такого рода являлись изюминкой, особой формой общения диаспоры и её лидера. Именно всей диаспоры, а не замкнутого кружка избранных. Оказаться в числе приглашённых в дом баронессы Мейендорф мог решительно каждый. Но чем-то такое приглашение нужно было, несомненно, заслужить.

«Детский праздник»  адресовался  возрастной категории примерно от 12 до 25 лет.  Но и людям постарше, сохранившим молодость души, участие в таком событии доставляло огромную радость и наслаждение. Праздник был отнюдь не прост. Это были невероятные путешествия во времени. Для подробного описания происходившего понадобилась бы отдельная статья. Ведь из сокровищницы семейной культуры Мейендорфов извлекались интеллектуально-развлекательные игры, бытовавшие в кругах образованной светской молодёжи на стыке 19-го и 20-го столетий. А порой и детский бальный контрданс:“Танцуют все”!

Под руководством Елены Николаевны оживал, обретая дыхание и плоть, дух прошедшей эпохи. Самым жизнерадостным ребёнком, главным игроком-заводилой и выдумщицей на «Детских праздниках»  была сама Елена Николаевна. Обожаемая всеми Алёнушка, как она просила близких друзей называть себя.

«Домашний концерт» – тоже одна из отживших семейных традиций прошлого

Это не современный концерт в домашних условиях, на котором гостей развлекают специально приглашённые для этого профессиональные артисты и музыканты. Нет. Артистами и музыкантами становятся сами гости. В дворянских семьях обучение игре на музыкальных инструментах, декламации и литературно-поэтическому сочинительству входило в систему домашнего воспитания детей и образования молодёжи. Это задавало домашним концертам той поры высокую планку. Её Елена Николаевна и старалась держать.

На «Домашних концертах» в  доме баронессы  звучала в исполнении собравшихся гостей-любителей и профессионалов –

  • классическая и современная музыка,
  • песни и романсы,
  • стихи собственного сочинения и известных авторов,
  • проза.

Пару раз мне довелось слышать и саму Елену Николаевну (она пела Вертинского и Окуджаву) и убедиться, что отзывы тех, кто знал её в молодые годы, отнюдь не были преувеличением. Е.Н. Мейендорф вполне могла бы  сделать карьеру камерной певицы. В силу не только замечательной красоты голоса, но и редкостного богатства и выразительности интонаций, колдовской, буквально завораживающей артистичности исполнения.

Участники домашних концертов расстаются не просто друзьями. Они становятся членами особого духовного сообщества с высокой степенью внутреннего родства. Это необыкновенная и очень крепкая связь. И, конечно, со счастливым  чувством приобщённости к замечательной семье Мейендорфов и к внезапно открывшемуся новому и прекрасному миру семейной культуры России.

Если попытаться определить с позиций педагогики самый удачный и действенный принцип работы Е.Н. Мейендорф как председателя «Центра русской культуры» в Зальцбурге, я бы назвала его принципом семейного подхода к общественному взаимодействию.   Эффект, производимый событиями такого рода, подаренные ими впечатления, преподнесённые через них уроки жизни и культуры  – необыкновенны! Такие нестандартные подходы к работе с людьми заслуживают педагогического осмысления и освоения.

Стоит ли удивляться тому, что  работу «Центра русской культуры», возглавляемого Е. Н. Мейендорф,  историю её семьи, длиною по отцовской линии  в тысячу лет, стали освещать как в австрийской, так и особенно в российской прессе,  в радио- и телевизионных программах. А фонд Андрея Боголюбского приурочил организованный им Крестный ход Москва – Вена – Зальцбург к 90-летнему юбилею Елены Николаевны.

Но вернёмся к моменту основания «Центра русской культуры». Конечно, перед ним встал вопрос о преподавании детям русского языка. Как и все  проблемы, за которые бралась баронесса, школьный вопрос был решён в кратчайшие сроки и с максимальной эффективностью.

Авторитет Е.Н. Мейендорф и широкая известность работы, проводимой «Центром русской культуры» в Зальцбурге, помогли получить два гранта «Русского Мира»:

  • на основание воскресной школы для детей при храме Покрова Пресвятой Богородицы
  • и  для светской школы дополнительного образования при «Центре русской культуры».

В программу обеих школ входило изучение русского языка (письмо, чтение, разговорная речь) и рисование. Проводились и детские праздники. В приходской воскресной школе также преподавали Закон Божий. Словом, изначально обе школы были типичными  современными малыми  «русскими школами» зарубежья.

Однако замышлялась у них будущая особенность – задумка, которую при жизни Елена Николаевна так и не успела реализовать в мечтавшейся ей форме.  Более того, идея ни разу не была озвучена публично.  У обеих школ и «Центра русской культуры» в Зальцбурге  должна была существовать общая, сердцевинная, смыслообразующая часть. Она виделась Елене Николаевне как живая картина счастья быть русским. Как Живой дом-музей  России. Как зримый и чувственный образ жизни по-русски, в семье с глубокими историческими и культурными корнями. Где у каждой вещи: книги, художественного полотна, фотографии, иконы, музыкального инструмента, предмета утвари и быта, растения, звука, игрушки на ёлке, повторяющихся слов и отмечаемых событий – есть своя история,  естественным образом определяющая жизнь семьи, формирующая мир самого дома и его обитателей.

Именно таким был  дом Елены Николаевны,  в котором она жила, работала, принимала гостей, который был местом регистрации «Центра русской культуры» в Зальцбурге. Дом, которой должен был продолжить жить его устоявшейся жизнью, со святыми традициями сохранения памяти о прошлом и семейной историей и тогда, когда Елены Николаевны не станет. Дом Мейендорфов – как открытой людям дом семьи России, большой и малой.

Необычный Дом-музей,  в котором действительно должна была продолжать жить счастливая русская семья, распахнувшая свои двери для желающих войти в русский мир. А миссия школьных  образовательных программ  виделась Елене Николаевне в том, чтобы стать дорогой предметных знаний, ведущих к людям, которые счастливы по-русски. И в этом смысле программу обеих школ ждали большие перемены.

Баронесса Мейендорф не была профессиональным педагогом. Но интуитивно шла по правильному пути сохранения, воспитания и продвижения русскости.  Возможно, останься Елена Николаевна жива, сила её уникальной личности воплотила б эту золотую педагогическую мечту в жизнь. По крайней мере, эксперимент бы начался.  Но внезапная смерть перечеркнула планы.

… Взяв с собой на доработку сценарий фильма о папочке, художнике Н.Б. бароне Мейендорфе, переписку по поводу музейного комплекса «Усадьба Асева» в Тамбове, план работы «Центра русской культуры» и печать объединения, пять телефонных книжек (с делами Елена Николаевна не расставалась ни при каких обстоятельствах и никогда), Алёнушка легла в больницу на обследование. Результатом стала срочная, но, к несчастью, слишком опоздавшая операция. Через несколько дней «сердце русского Зальцбурга» перестало биться. Вскоре закрылся и «Центр русской культуры».  Каждый понимал – второго такого председателя и прежней жизни у Центра больше не будет.

Однако душа русского Зальцбурга не отлетела

Начинания, сделанные Еленой Николаевной, сохраняются и развиваются. Живут и процветают оба основанных Е.Н. Мейендорф музыкальных фестиваля. В городе возникли новые общественные объединения русскоговорящих с программами для школьников и дошкольников.

Но наиболее полным и последовательным восприемником культурно-образовательных и педагогических идей  баронессы Е.Н. Мейендорф стало объединение „Kultur im Kreis“, тесно сотрудничавшее с  «Центром русской культуры» в Зальцбурге с момента его основания, и культурно-образовательный проект “ЛИНИЯ СОЕДИНЕНИЯ: Россия – Австрия”. Елена Николаевна была его идейной вдохновительницей и стала Почётным консультантом.

Школа при объединении, взявшая себе имя баронессы Е.Н. Мейендорф, преобразована в Ассоциацию “Школа Мейендорф”.

Её проекты реализуются дистанционно. В них принимают участие коллективы  из России и «русской Австрии». Дети, их родители, педагоги и другие лица. Крупнейший из них –  Международный культурно-образовательный проект «Линия соединения: Россия – Австрия». В октябре 2017 г. занял первое место и получил Диплом победителя в конкурсе среди русских школ дальнего зарубежья «Язык – путь цивилизации и культуры» от Россотрудничества.   Полученные проектом награды, конечно же,  как мы считаем, являются заслуженным авторитетным признанием и педагогического вклада в них, привнесённого Е.Н. Мейендорф.

Символично, что юбилейный проект «Линии соединения» 2016/17 годов был посвящён памяти Елены Николаевны. Результатом совместной проектной работы двух стран стал написанный взрослыми и проиллюстрированный детьми литературный сборник «Алёнушкины рассказы».
Сейчас, при поддержке Фонда Андрея Боголюбского, книга готовится к выпуску в Москве.

Сборник адаптирован к  его использованию  в работе русских зарубежных школ и апробирован школой им. А.В. Суворова при русском культурном обществе “Каринтия”.  Он станет также памятным подарком для тех, кто принимал участие в программах «Центра русской культуры в Зальцбурге», руководимых лично Е.Н. Мейендорф.

Остаётся сожалеть лишь о том, что в число таких счастливчиков попадёт в лучшем случае один из нескольких десятков человек. Не забыта Школой Мейендорф и идея Елены Николаевны о русском музее как  сердцевинной части русского образования за рубежом. Музей основан. И пусть пока это не Живой дом-музей семьи России и помещается он в двух чемоданах. Но музей есть. Он хранит, пропагандирует имеющиеся и, в сотрудничестве с Россией, создаёт новые материалы об истории семьи Мейендорфов и русской эмиграции в Зальцбурге. О её прошлом и настоящем. И тем самым работает на будущее.

Сбываются слова, сказанные об Елене Николаевне хорошо знавшей её Н.Н. фон Зальпиус: «Она была бы счастлива служить России и после смерти»!

Не помышляя об этом,  Елена Николаевна внесла в работу школы такие идеи, которые продолжают жить, приносить плоды до сих пор и давать новые побеги.

Вклад Е. Н. Мейендорф в поддержку и продвижение российской культуры за рубежом прижизненно отмечен многими высокими общественными и правительственными наградами Российской Федерации.  Нет сомнения, что в основе этих наград лежит в том числе и огромный труд баронессы Мейендорф  как общественного педагога-практика. Организатора, ревнителя объединения системы образования, просвещения и воспитания детей и молодёжи из России и её зарубежья. С помощью культурных сообществ.

С. В. ЛИТВИНЕНКО, руководитель образовательных программ   объединения „Kultur im Kreis“.

Австрия, г. Зальцбург, 2017 г.

About the Author: Cvitlana

Последнее видео

Новости по почте

Подпишитесь и узнавайте о новых статей из первых рук.