Летописи страны Арии. Книга вторая с образов волхва Егора Смирного(166-171)

166.
День настал заветный и предстал Атлан пред мудрецом арийским на горе Арат. На поясе сверкали две змейки, которые сплелись в одну, и нынче, в любые места самые отдалённые, куда только пожелает, готовы были перенести своего хозяина.

Камень был благосклонен к юноше.

– Здрав будь, – начал разговор Ар,- Ведаешь ли по что я потревожил твой покой и оторвал тебя от дел важных в Белозёрье?

– Многое могу осознать я учитель, но чувства странные гнетут меня порой. Жизненной силы имею в избытке, поделиться ею с людьми могу, дабы излечить кого, али на путь истный направить. Но не ведомо мне, как Свет Первородный устроен. В чём загадка?

– Мне кажется так, – отвечал старый мудрец, – что в глубине души знаешь ты ответы на все вопросы. Свет он един, но проходя сквозь преграды по небу светлому и тёмному, меняет свои свойства. Прежде, те, что до нас жили в лета древние, умели намного больше, чем теперече люд простой. Передавали знание то, бережно храня, от чела к челу, от родника к роднику, от крестца к крестцу и от живота к животу*[47]. После, раздоры и бедствия начались. И коли не в диковинку стало людям сие дарование, то потеряло вес знание. И дабы сохранить его, упрятали за семью печатями оное.

Те, что кривдой живут, в тёмное начало переходят, когда тело бренное умирает. Держись от него подальше. Дух там томится, страдает от боли и не получает Света. Там пусто и не видать ничего. Но не вечно томление, отпускает темнота страдальцев через время малое, но тянется для них оно целую вечность.
Когда исполняется предназначение, очищается дух от тьмы да возвращается на Мирград-Землю.

– Учитель, а что такое предназначение?

– Каждому на роду написано какой путь избрать – какой легче, какой проще. Но люди сами выбирают по какой дорожке идти. Порой, ухабистой бредут за место проторенной, ибо узреть её не в силах дух замутненный, словно слепой идёт-спотыкается.

Придёт время, и станешь ты купаться в лучах славы. Будь сдержан, учтив и внимателен ко всякому живому существу, к любой твари. Ничто не приходит в нашу жизнь случайно.

Продолжу сказ свой о Свете Первородном, что проходя сквозь Землюшки большие и малые, преображается в тёмное начало. Но не несёт вреда оно, лишь противодействует свету, дабы сохранить равновесие. Однажды соединив две силы в себе, сможешь ты открыть врата в новую жизнь.

Мне известна эта силище. Тяжело устоять впервые, удержать в себе оба вихря. Но сделав однажды, повторить снова и снова сможешь. А затем тело твоё неуязвимым станет от любых напастей. Но не останавливайся на достигнутом, иди дальше. Так же, как укрепили тела многих мудрецов, обе силы укрепляют дух. Ежели прекратишь развитие, в жизни новой придётся начинать всё сызнова.

Вижу, многое тебе невдомёк, но не печалься – ступай, побудь в тишине. Подле терема растут дерева стройные, дубравы дремучие. Успокой ум, дай свету проникнуть в твоё естество. Не ешь ничего и не пей три дня и три ночи. Когда вернусь я за тобой, то дам тебе часть своей силы – поможет она в дальнейшем не свернуть с пути верного.

167.

Просидел так Атлан три дня и три ночи – не ел и не пил, как велел Ар. Вот вернулся старец на третий день, поутру, и смотрел за молодцем до исхода дня. А когда пришло время, открыл его очи. Но не увидал того что хотел древний ариец во взоре и велел сидеть ещё столько же. Так повторялось несколько раз, пока юноша окончательно не потерял счёт времени.

Ноги его были скрещены и подобраны да болью поначалу пытали, пронизывая всё тело. Но боль ушла, а пришло спокойствие и уверенность. Да мысли, что вереницей длинной кружились в голове, ушли. Трудно описать чувства, кои испытывал Атлан. Но вот, наконец, в один прекрасный день, поутру, пожаловал Ар, и улыбка озарила его лик. Пробудил он от сна долгого князя арийского названного и беседу длинную вели двое, пока не стемнело. Затем юноша медленно разогнул колени и лишь тогда обратил внимание, что одёжи на нём все растрепались и обветшали. Удивился тогда тому и стал вопрошать у учителя, как долго он провёл время подле ручья в тиши.

– Был ты три срока малых в одиночестве и успокоил ум свой, раскрыв сознание.

– Но позволь учитель, ты ведь приходил множество раз и пробуждал меня.

– Должён признать, не приходил я, – ответил Ар. – Была то игра твоего воображения. Приведёт дорога не туда, коли последуешь за ним. Но тебе нечего страшиться – всё позади. И сам, коли надобно, тишину почувствуешь в любой момент времени, поскольку нет его – оно лишь в нашем воображении.

Последовали оба на гору Арат, и тут почувствовал Атлан сильный голод, но нельзя было утолять его быстро. Велел мудрец Симеру и Елирею собрать трав целебных, что росли вдоль склона горы, и время длинное Атлан пил лишь отвары из тех трав да тело своё омывал исхудавшее.

Наступил день, и наконец дозволил ариец употребить немного снеди. Так, постепенно, пришёл в себя, проводя время в отдыхе и заново открывая мир, князь будущий Белозёрья.

168.
Летело время стрелой, словно было то не время, и оправился и вновь силой налился Атлан вскоре. Различал суть вещей лишь от взора одного.
Был однако не уверен до конца в своей силе.

Ар призвал его как-то да сказал такие слова:

– Настало время, мой послушник юный, тебе князем уж становиться. Отдам я часть своей силы твоему бесплотному телу, дабы то безболезненно воссоединилось с плотским. Созывать народ будем вскоре белозёрский да всех, кто желает узреть действо, али избрать правителя безраздельного. Любой сможет померятся силушкой с тобой, даже чужеземец. Иные искать будут славы и власти, другие же богатства и достатка. Ведаю, что тебе не нужны эти почести. Посему одолеешь всех противников в любом поединке пустотой великой.

Прислонил тут своё чело Ар к челу отрока да прошептал на древнеарийском наречии несколько слов. Налился силой лик юноши, и его суть приняла дар мудреца, приумножай мощь свою во сто крат.

И понял тогда Атлан порядок мироздания светлого неба и тёмного и их совокупности. Принял в миг единый все поконы, что сокрыты были до сих пор от глаза человечьего.

Обогнув восемь кругов, вернулась вновь сила к арийцу. Но в глубине души Атлана посеяв зерно доброты, света и радости, что взойти стройными побегами намеревалось в скором будущем.

Отдалившись от ложе, Атлан в пояс поклонился старцу и удалился на воздух свежий, где качались на ветру дерева и ветер пел им колыбельную, словно детям малым. Предстало всё вдруг в свете ином пред взором юным. Был свет, что излучали все предметы, красоты неописуемой. Блестели глаза Атлана ясностью и добротой.

169.
На острове ущербном совет мудрецов кликнул всех старейшин, что ответ держали за роды большие и малые арийские по всей Мирград-Земле и за её пределами. Асов племени светлого призвали мудрейших из мудрецов подсобить, коли надобно, в преддверии состязания великого. Решено было разослать весточки во все края и земли дальние и ближние.

Те, кто желал, мог предстать пред людом в день назначенный испытать себя да на место правителя стать, коли угодно будет судьбе.

Вот и настал день долгожданный, когда избрать было решено правителя единовластного во земле арийской. Три сотни добрых молодцев и красных девиц изъявили желание подвергнуть себя испытанию. Были там и старцы степенные со блеском в глазах и мудростью в речах. Были и парубки, что помоложе. И девицы не уступали в красноречии мужам. Поглазеть на то действо собралось народу видимо-невидимо.

Всем на удивление, откуда не возьмись, птенец малый из неба светлого прилетел. Отворилась голова птенца, и из чрева его вышли два ура наружу. Крепки да широки в плечах, тела силой налиты. А за ними выходит то ли ур, то ли человек – не пойми кто. Назвался Бореем и состязаться с другими пожелал. Мол, выходец из Мирград-Земли, с острова малого. И вправду, был то потомок из рода знатного, что много летов тому назад покинул свои родные места да в землях урских укоренился. Делать нечего. Быть гостю наравне с прочими надобно.

Подозвал тут Ар к себе Атлана да такие слова молвил:

– Не подмога я тебе с этих пор. Самому придётся дорогу проторивать. Уступают тебе многие из людей прибывших, но будь настороже. Борей, что прилетел с двумя урами на птенце, чую, силы необычайные в себе хранит. Род его берёг знания бережно многие лета, и нынче время пришло другим себя показать. Ступай. Пусть ведёт тебя Свет Первородный. Да свершится назначенное.

Дни и ночи проходили все прибывшие назначенные мудрецами испытания. И людей излечить от хвори лютой пытались прочие. Другие в кулачном бою состязались. Иной раз велят что-то диковинное народу показать, словно на потеху. Вот, и такие были, что не сдюжили да подались восвояси несолоно хлебавши. Перевести дух не давали мудрецы древние. Бремя правителя не лёгкая ноша. Посему только лучшие и добронравные оставались в строю.

170.
Наступил день наконец, когда пятеро из всех состязавшихся предстали перед толпой. Были то

  • Атлан,
  • Борей – выходец с острова малого,
  • Шерия – дева из земель дальних, что граничили с вотчиной купеческой,
  • Мануродал – сын одного из потомков Суры из племени людей с кожей красной
  • и старец седовласый, который не пожелал назвать своё имя.

Самый древний из мудрецов повлёк всех пятерых за собой на одну из вершин заснеженных, что каймою окружали Белозёрье.

Горное плато всё было укрыто белым покрывалом. Холодный снег блестел, отражая свет ярила, которое хоть и было ярким в то время, но всё ж не могло растопить ледяной покров. Дышать стало трудно, и дева, та что была из краёв дальних, не сдюжила. Посему решено было отпустить её в родные края с миром.

Четверо устремили свои взгляды на мудреца. Пройдя множество перерождений, старик был во всеоружии. И, каждый раз возвращаясь в мир Яви, вновь и вновь осознавал себя по прохождению срока положенного. В мудрости ему не было равных в Белозёрье. Велел он состязающимся освободить от снега всё горное плато. Было то не под силу простому человеку.

Первым выбор пал на потомка Суры. Задышал часто краснокожий воин и принялся, что было силы, разгребать снега. Но куда там. Замаявшись от нехватки силы и света, и воздуха свежего, упал он навзничь и понял, что проиграл. Но с должной статью и гордостью, присущей его племени, вскоре тихо удалился.

Остались трое. Борей задышал часто, словно готовясь к атаке в поединке. Через несколько мгновений из его ладони, на снег излучая жар сильный и растапливая его, показались клубы пламени синего цвета. Но не хватило прыти у витязя славного. Иссякли его силы и он вынужден был ретироваться.

Наконец мудрец указал, кивнув едва заметно, на старца седовласого, что всё это время прибывал в молчании. Лишь проходя свои испытания, со скромностью ухмыляясь в бороду.

Старик едва заметно дышал, не расходуя при этом свои силы. Присел он посреди поляны заснеженной, скрестив ноги от колен до пят, и впервые за всё время принялся нашёптывать что-то. Тут снега отступать начали от тела его, образуя круг, который всё увеличивался в размерах. Но достигнув скалы ледяной, приостановился. Оказывается, под толстым слоем снега, который неведомо каким способом удалось растопить кудеснику, оказалось несколько ледяных глыб. И очистить их от покрова льда не составляло никакой возможности. Улыбнулся старик и протянул руки, поклонясь следующему участнику, коим был Атлан. Словно приглашая его на состязание.

Послушник Ара был спокоен. Присев на только что очищенную, ещё мёрзлую землю, парубок открыл широко глаза и издал пронзительный звук, исходящий откуда-то из низа живота. Тут нежданно-негаданно, появились три сокола, которые покружив немного, наконец приземлились на тело Атлана. Один сел ему прямо на родник*[48] и оба других на плечи. Пребывая в полном спокойствии, отрок, ничего не говоря птицам, понимал всё о чём они думают, и мысль свою посылал им прямо в душу.

Дунул ветер, и птицы вспорхнули и улетели прочь, а через время короткое уж глядишь ворочаются. Каждый сокол принёс в клюве по зёрнышку. Поблагодарил Атлан друзей и отослал домой, зёрна расположив у себя на ладони.

Затем громко и чётко, словно скороговорку, прочитал заклинание и разбросал дары принесённые птицами на три стороны. Сам же зашагал, двигаясь по кругу, напевая себе что-то тихо, лишь ему ведомое.

Одно из зёрен ударилось оземь, а затем о ледяную скалу и та словно проглотила его. Но через миг уж росток начал пробиваться сквозь лёд, раскалывая и плавя его, словно змей своим огненным дыханием.

Прошло ещё немного времени, и на горном плато уж зазеленела трава. Цветы начали распускаться, и дерева мелкими ростками просачивались сквозь землицу. Удивило сие действо мудреца арийского не на шутку. Понял он, что кроется сила неисчерпаемая в юноше, и сам Свет Первородный помогает ему в его деяниях. Означало это лишь одно – пора созывать всех мудрецов да решать, кому быть на вотчину поставленным. Уж довольно испытаний.

171.
Задул ветер, закружил листву на деревах. В Белозёрье день стоял длинный. Ко сроку назначенному собралось двенадцать мудрецов во палатах на острове ущербном. Воды, тихой гладью блестя, отражали спокойствие и уверенность всех собравшихся. Недолго совещаясь, порешили созвать всех пятерых, кто дошёл до вершины снежной. Не исключили и Шерию, что не сдюжила воздуха лёгкого.

Атлан и Борей прибыли вместе. Словно давние друзья, о чём-то беседуя. Мануродал держался чуть в стороне от всех, но с должным пониманием принимал всё происходящее. Седовласый старец всё же не явился, хоть и ждали его с нетерпением.

Атлана решено было избрать на вотчину. Борей воеводой стать должён, коли пожелает. Деву из земель дальних, преуспевшую во врачевании разных недугов, верховодить над лекарями и знахарями поставили. Всё ж нашла свою стезю. Потомок Суры в колене дальнем откланялся и не пожелал оставаться более во землях арийских да направился восвояси. Народ ликовал. Закатили пир горой.

Были такие, что Cвет уж узрели, но и многие не сдюжили да во края дальние подались искать истину в места чужие, неродные.

Симер с Елиреем на Раде-луне оба решили остаться, стеречь Мирград-Землю, бороздить новых защитников-воинов. Поспешали уж, во края родные идучи.

Мир и спокойствие воцарился во всей Землюшке и во прочих местах дальних. Властвовали люди добрые, возвышая свою красоту Знания безграничного.

Пред Аром однажды предстал Атлан, очутившись прям во его палатах на горе Арат, пройдя по дороге мыслью проторенной.

– Жизни длинные предстоит прожить тебе мой друг. Полны будут они замечательных перевоплощений духа светлого. Помни, что однажды повернуться спиной к Свету придётся, но не печалься. То лишь на время малое, а опосля, жизнь забьёт снова ключом и будешь помнить все свои перевоплощения как одно. Не твоя вина в том, что предначертано. Изменить попытайся всё ж. Сбудется то, чему суждено сбыться. Гневу не давай волю, лишь сие могу сказать. Плыви во мгле ночи длинной, но не забывай про свет, что впереди тебя, что с нами и что среди нас. Единство тела и духа ты получил. Дальше быть тому, чего твоя воля пожелает.

Сказал то древний ариец и с дуновением ветерка исчез в призрачном сиянии утренней зари…

Примечание:

*[47] – От чела к челу, от родника к роднику, от крестца к крестцу и от живота к животу. Знание передавалось напрямую через чакры в обход ума.
*[48] – Родник. Чакра в области макушки головы.

Конец второй книги

Данная электронная версия книги распространяется бесплатно!
Издательство «Светлый Мир»: www.svetmi.ru

 

Александр Рассказов

предыдущая часть

 

 

About the Author: NikO

Нико

Последнее видео

Новости по почте

Подпишитесь и узнавайте о новых статей из первых рук.