Летописи страны Арии. Книга вторая с образов волхва Егора Смирного(153-156)

153.
Постепенно прижился воевода Велий на Буяне. Полюбил его народ. Стали чествовать ако князя родного, Алеана.

Был не молод уж воин да всё ж силён телом и духом. Как-то раз довелось ему сидеть на бережку озера малого, коих появилось во множестве великом после потопа. Дремал Велий, веки закрывались сами по себе. И тут почудилось новому князю буянскому, будто слышит он, как рыбы меж собой толкуют. Одна рыбина, что покрупнее, другой говорила:

– Перемены грядут для нас с тобой дочь моя. Чую дыхание божественное я над собою. Быть чему-то необычному вскоре.

Подремал ещё немного Велий. Голоса уж пропали, тишина опустилась. Глядь, а из воды воин и воительница в длинных чёрных накидках выходят. Латы блестят железные, словно чешуя рыбья. Понял Велий, что то и есть твари, чей разговор он слышал. Да было ему невдомёк, что за сила такая превратила их в людей из плоти и крови.

Тут вихрь закружил посерёдке озера и из него, будто из лесу дремучего, вышел на свет сам Перун.

Поклонился в пояс воевода правителю древнему. Да всё никак в толк не возьмёт – по что тот рыб озёрных в воинов обратил.

Словно увидев насквозь мысли князя, ариец начал речь:

– Прожил ты жизнь длинную Велий, – говорил он. – Поведал добра и зла на веку своём. Быть тебе первым учителем сыну князя Алеана и Селы. Три срока малых проведёт он с тобой на Буяне. Душа мальчика не готова к преобразованиям светлым. Взойти на ступень первую к Свету поможешь отроку.

Научишь, как совладать с телом бренным да как уберечься от грехов плоти. Умеренность в еде, скромность и силу богатырскую поможешь развить мальцу. Река меж силами высшими и низшими раскроется вширь, дабы смог подчинить Атлан тело своё душе своей.

О беседе нашей никому знать не надобно. Воин и воительница, отец и дочь, две рыбы, что обратил я в людей, помогут во всех делах твоих. Приведут тайно будущего князя арийского на это озеро. Смастеришь здесь сруб небольшой, да как прибудет Атлан, примешься за его обучение.

Когда выйдет срок, найдёт тебя Ар, древний мудрец, что на горе Арат проживает теперича. До тех пор укрою я вас от всех и вся. Ежели раньше срока отдать отрока ко старцу и послушникам его в обучение – не сдюжит тело молодое натуги и всей силы, что будет в него вложена.

Быть добру надлежит в соизмерении с малой толикой зла.

То, что укроешь Атлана, не будет добром считаться. Всё ж принесёт Свет всей Мирград-Земле деяние сие.

Молвил Перун те слова и исчез вместе с вихрем. Да гладь озера вновь распрямилась, и тишина окутала всё вокруг.
* * *
Села и Алеан стояли словно заворожённые и не могли пошевелить ни единой своей конечностью. Будто по рукам и ногам стянули их тяжёлые оковы. Князь попытался раскрыть рот, чтоб кликнуть стражу. Да едва слышный звук лишь издал. Так вот стояли оба и глядели, как их чадо с собой увели двое людей в тёмных одеяниях.

Вскоре отпустило, как оторвало, и горестно зарыдала супруга Алеана да куда уж там. Похитителей и след простыл.

В тот же день явились Симер с Елиреем, как и было велено Аром, но ушли несолоно хлебавши. Сам Ар меж тем ведал, что то Род Лунный ему препоны чинит. Да твёрдо был уверен, что вреда никакого не причинят будущему арийскому владыке. Сам прибыл к родителям отрока да успокоил добрым словом, мол, вскоре объявится их малец. Не злые силы его увели, лишь испытания грядут на его душу свыше ниспосланные. Одолев все преграды, явится пусть на гору Арат.

Когда повстречаюсь с сыном вашим,- проговорил Ар, – то душа его овладеет желаниями, и лишь останутся в ней те, что направлены на благо целого и находятся в согласии с волей. Научу его, как сделать чувственное тело чистым и прозрачным, и низшие силы тотчас отступят, и дух заполнит всем естеством своим пустые и чистые тела тонкие, и Свет устремится наружу да жажда любить и служить правде и развиваться станет неимоверно сильной.

Успокоившись наконец, княжеская пара удалилась во внутренние покои, да предаться решили делам государственным.
* * *
Так шло время, и никто не знает сколько его утекло, но вот однажды пожаловал Ар к Роду Лунному гостем незваным. Знал, что Перун будет с ним говорить. Так и произошло.

– Ведаю я, – начал старец, – что схоронили вы от меня Атлана, но вот вышел срок, полно держать его взаперти – пора бы и честь знать. Возвернуть его надобно отцу и матери на время малое, а после, придут за ним два моих послушника и отведут на гору Арат, дабы свершилось назначенное. Чую силы в нём древние ищут выхода да не стал я перечить слову Рода Лунного – дал время, чтоб стал крепче ученик и постигнуть мог все премудрости знаний, что ему надлежит узреть и почувствовать. Благодарю тебя Перун за урок, что преподал ты мне. Обиды не держу. Своевременно остановил Род Лунный мои деяния.

Поклонился Перун Ару, но ничего не ответил. На том и разошлись.

154.
Три срока малых уж минуло с тех самых пор, как Атлан поселился на малом озере у воеводы Велия. Было всё в диковинку мальцу поначалу. Научил его старый воин искусству боя кулачного и то и дело приводил других ребятишек, что постарше, из окрестных деревень. Состязались отроки меж собой, и частенько вначале проигрывал юный князь, да опосля изловчился – мог одолеть и своих сверстников и тех, что были постарше. А иной раз приводит Велий парубков, что вдвое больше и крупнее Атлана, и двоих, троих напустит на него.

Порой удаётся победить сыну князя буянского.

Так и коротали время. Окреп мальчишка и весело глядел во все глаза и слушал рассказы мудрого воеводы. Пришла пора прощаться одним днём. Ветер не на шутку разгулялся в те поры, сбросив с дерев листья, и бывалый воин опечалился. Но знал, что всё своё умение и навыки передал Атлану.

155.
На горе Арат было свежо, и слегка поскрипывал снежок под ногами троих путников, что стояли уж на самой вершине под теремом Ара. Были то Симер, Елирей и их юный спутник, Атлан.

Вот постояв немного, переведя дыхание, Симер постучал перстом в кованую дверь, и та сама собой отворилась, излучая свет и приглашая всех внутрь. Ар был немногословен и велел присесть спутникам юноши на скамью, вытесанную из зелёного камня. На удивление была она тёплой. Атлана же подозвал к себе и, взглянув ему прямо в глаза, вопрошал:

– Знаешь ли для чего ты здесь и кто я? – начал старый ариец.

Поскольку спутники юного князя были немногословны, ведал малец лишь о том, кто хозяин терема. Но слова лились из уст Ара, словно сладкий мёд, и очаровывали, излучая необычайную силу, которую не мог не почувствовать никто из присутствующих.

– Слово светлое, – продолжал хозяин хором, – есть проводник наибольшей силы в мире Яви. Многие верят, что любовь наибольшая сила, но так бывает не всегда. Любовь слаба и изменчива порой, а слова могучие. Они могут сделать счастливым и несчастным. Они могут создать или разрушить любовь. Ты, юный друг, любишь своих родителей и не имеешь врагов пока. Но даже с врагами необходимо разговор вести учтиво. Перед тем как проронить каждое слово, оно должно отражаться в твоём сердце, потому как ни одна сила в мире не заберёт слова обратно. Предстоит постичь тебе множество знаний сокровенных. Всегда помни о силе слова.

– Но позволь почтенный хозяин, – возразил Атлан. – Разве не любовь порождает слова?

– Не спеши, ты ещё юн. Всё узнаешь в свой срок. Так вышло, что душа древняя воплотилась в твоём теле. Мы все есть чистое сознание – Свет живёт в нас. Никто не видит как он проникает в плоть при зачатии и как уходит после смерти. Свет меняет тела, как мы меняем одежду. Свет не рождается и не умирает. Свет – это то, чем мы являемся на самом деле. Но не многим дано понять всю полноту и ширь того, что нас наполняет. Многие жизни в мире Яви потребуются иному созданию, дабы узреть малую толику Света. Память души твоей откроется в срок назначенный, и быть тебе предстоит правителем земли арийской годы длинные. Да будет твой путь порой нелёгким и тернистым, всё ж Атлан пройти суждено его тебе. Мне предстоит стать наставником твоим. А сейчас ступай, отдохни с дороги. В одной из светлиц, наверху, будешь пребывать до утра. А вы, други мои, Симер и Елирей, укажите дорогу юному послушнику.

Молвил то старец, взмахнул кистью левой руки и превратился в воздух.

156.
Долго ли, коротко ли, шло время понемногу. И как и было велено Аром, Симер да Елирей обучение проводили с юным князем. И на редкость способным и прилежным был юноша. Сам же ариец древний лишь со стороны глядел на их старания. Но вот как-то всё же решил поучаствовать, и сам поутру явился в келию, где Атлан отдыхал.

Был взгляд сына Алеана бодрым и в любой момент готовность проверял парубок к постижению таинств древних, что прежде были не в диковинку люду простому, а лишь немногие теперича сохранили сии силы в себе.

– Собирайся, предстоит путь неблизкий нам с тобой во земли далёкие, – молвил Ар. – С этого дня станешь ты учеником моим, и научу я тебя проходить сквозь пространства, да коли надобно, перенестись телом бренным сможешь во любые края дальние. Укрепить не под силу тебе одному знания, что Симер с Елиреем преподнесли, посему люди, что силой Света владеют, иногда падают на пути своём, подвергаясь действу покона и падением своим ввергнуть могут близких по духу в беду. Научу я тебя простой истине.

С этими словами открыл ладонь Ар, а на ней словно из неоткуда появилась чаша до краёв водой полная. Глотнул той воды старик и тут же изо рта струю выпустил. Завертелась, закружилась водица, словно ручеёк горный, а затем, вытянувшись, кругом пошла да стала походить на озерцо малое. Только ведь не на земле, а прям в воздухе зависшее.

Накинул на себя одёжи Атлан и взявшись крепко за руку мудреца, шагнул вовнутрь того оконца, опосля чего отверстие сузилось до размеров птахи малой да каплей упало и разлилось на полу светлицы.

Странные чувства испытывал отрок. Немного страха всё же было в его душе, но сие быстро прошло. Закрутившись, завертевшись, выплеснуло озерцо то на поверхность земную обоих путников. Кругом зеленью всё так и пестрело. И тут и там пение птиц услаждало слух, и влага словно застыла в воздухе. Пахнуло тёплым дуновением ветерка.

– Где мы, учитель?

– Эти края населяют люди цветом кожи тёмным. Быть им в большой беде, коли в срок урочный не узреют Света. Возмужать надобно тебе сперва, а когда наделён будешь силой безраздельной, поделишься знанием с народом сиим да убережёшь их, но всему своё время. Нынче другие у нас с тобой дела. Знаю, преуспел ты в ратном деле, в видимой его части. Постарался Велий на славу. Пришла пора научить тебя, как незримую часть рати познать.

Всё в мире Яви связано незримыми нитями и коли в ладу живёшь с миром тебя окружающим, стяжать и управлять можешь всем и вся вокруг себя и в отдалении, творя добро.

* * *
Уж в том месте, где очутились наставник с учеником, темнело. Чаща леса казалась всё темнее и темнее. И словно надвигалась, медленно закрывая свет. Атлану всё ж было любопытно, и он принялся расспрашивать Ара о месте, в котором они оказались.

 Земли эти забытые давно, – начал старец. Но народ, что здесь проживает, упрятался от невзгод и без помощи кого-либо выжил в те времена, когда воды заполонили всю Мирград-Землю. Вождём племени этого уж многие лета был и продолжает быть человек мудрый по имени Гора. Не стремится народ сей обрести знания, как сотворить вещицы диковинные. Живут своим умом, всё что нужно имеют в распоряжении. А самые мудрые из них могут предметы из различных миров притягивать.

Миры те от нашего отличные. Ежели снедь какая понадобится, али утварь в хозяйстве полезная, мудрецы, что над племенем верховодят, являют всё, что необходимо. Но и восполнять, воздавая дань, приходится с лихвой опосля. Живут люди все здесь в счастье, радости и покое. Быть тебе пол срока малого здесь придётся. В услужении у Горы будешь пребывать. И знаю так же, в будущности жизнь твоя связана с местами сиими. Помогут и поддержат добрым словом и делом друзья твои, с коими дружбу на век заключишь. Ступай один теперь. Сквозь ночь пройдёшь через чащу дремучую. Отыщи поселение. Старец Гора уж ожидает тебя.Встретит и скажет как быть дальше, а мне нынче удалиться нужно. Ворочусь в назначенный срок. Будь внимателен и учтив. Многому научит тебя жизнь в этих краях.

С этими словами ариец распростёр ладони в обе стороны, и на фоне тёмного леса посреди чащобы открылся светлый проём. Шагнул Ар в него не оглядываясь и был таков. Хоть и смелость Атлана часто выручала его, всё ж как-то жутковато стало в незнакомом месте. Но осилив тревоги, и выломав у одного из деревьев изогнутую ветвь, осторожно начал ступать вперёд, проходя вглубь леса.

Александр Рассказов

предыдущая часть                                                                                             читать дальше…

About the Author: NikO

Нико